Кто такой Пугачев: биография, интересные факты

Кто такой Пугачев: биография, интересные факты Биография

34 года правления Российской Империей такой знаковой фигурой, как Екатерина II (или Екатерина Великая) ознаменовались не только реформами, выведшими империю в число европейских держав. В эти же годы империю потрясла до основания крестьянская война под предводительством донского казака Емельяна Пугачёва. Потрясла настолько, что была полностью отмобилизована регулярная армия, с приданной её осадной и полевой артиллерией и тяжёлой конницей. Два года, с 1773 по 1775-й, войска донского казака, объявившего себя чудесно спасшимся от расправы Екатерины государем Петром III, с разной степенью успеха осуществляли рейды по южным и приуральским губерниям, творя суд и расправу над царскими чиновниками. Да и вообще над любыми органами государственной власти.

То, что практически неграмотный донской казак Пугачёв выдавал себя за спасшегося императора, вполне легитимное для власти лицо, было делом естественным. За простым самозванцем (даже с самыми благородными намерениями) широкие народные массы не пошли бы. А разработанных столетие спустя сначала Марксом, а потом и Лениным теоретических основ революции ещё не существовало. Поэтому – «Царь-батюшка». Поэтому – заступник народа от лиходеев-помещиков, относящихся к этому народу как к скоту. Да и как могло быть иначе, если к 12-15 годам молодой дворянин разучивался говорить по-русски, и для общения с тягловым сословием нанимал немцев-управляющих?

Впрочем, сначала карьера молодого казака Емельяна Пугачёва складывалась не худшим образом. Под командованием полковника Кутейникова он участвует в русско-турецкой компании 1769 года под Бендерами. Притом в офицерском чине хорунжего. Для ясности – звание хорунжего соответствует первому обер-офицерскому чину, примерно на уровне подпоручика или корнета (младшего лейтенанта). А то, что такое звание было присвоено человеку, не знающему грамоты – в условиях войны, когда на поле боя выступала на первый план личная храбрость и умение стратегически мыслить, было делом обычным. И в дальнейшем, по мере развития событий, это пугачёвское умение сыграло в восстании положительную роль. Правда, пока дело не коснулось общевойсковых операций.

Однако резкий разрыв Пугачёва со службой и вообще к отношениям со властью был предрешён, пожалуй, инцидентом с лошадьми полковника Денисова, под началом которого будущий предводитель крестьянского восстания служил ещё во время Прусского похода во времена Семилетней войны 1756—1763 годов. Тогда во время одной из ночных стычек с неприятелем Пугачёв, служивший при полковнике ординарцем, упустил в ночной суматохе одну их выезженных верховых лошадей полковника. Лошадь не нашли. А казака выпороли плетьми. И хотя «уложения о наказаниях», принятого через 50 лет, ещё не существовало, ТАКОЕ в отношении казаков делать было не принято категорически! Это были не рекруты из крепостных. И молодой тогда ещё Емельян озлобился.

Вторым по значимости фактором расхождения во взглядах была болезнь Пугачёва, которая приключилась с ним после отвода на зимние квартиры в Елизаветград в 1771 году, когда у него «начали гнить грудь и ноги» — видимо, в результате жесточайшего фурункулёза. Прошение об отставке, поданное им в связи с болезнью, не было удовлетворено, и Пугачёв с ещё несколькими казаками решается бежать на Терек, где, по слухам в казачьей среде, казакам давали возможность семейной службы, которая предполагала значительное количество вольностей. Кроме того, в это же время Пугачёв вступает в тесный контакт с представителями старообрядчества (хотя сам принадлежал в никонианской пореформенной православной церкви). У тех были и деньги, и влияние. А кроме того, среди старообрядцев как раз и ходили самые упорные слухи о том, что государь Пётр III выжил. И скрывается где-то среди южного казачества Терского или Яицкого – по названию южной реки Яик.

В это же время в результате екатерининских реформ существенная часть казачьих вольностей была ликвидирована или сильно урезана. В частности, казачьи войска потеряли право избрания войсковой старшИны – атаманов и других высших чинов. Эта, привилегированная часть войска, фактически получала дворянский статус. А войсковая часть, большинство, практически опускалась в статусе до уровня обычных солдат. Кстати, в дальнейшем, уже в разгар восстания (а по существу – двухлетней крестьянской войны) пренебрежение Пугачёва влившимися в его войско обычными тягловыми крестьянами сыграло с ним злую шутку – они, видя это пренебрежение и его подчёркнуто-уважительное отношение к казакам, во многом отшатнулись от дела восстания. И при первых серьёзных ударах правительственных войск именно крестьянская часть наиболее быстро рассеялась, существенно ослабив ряды.

Формирование первых ударных частей армии Пугачёва началось после его прибытия в Яицкий городок, где он впервые «открылся» ближнему кругу о своей принадлежности к царствующей фамилии. На фоне репрессий центральной власти к яицким и терским казакам такое откровение упало на благодатную почву. Казаки лишь попросили Пугачёва оформить его воззвание к ним документально – чего неграмотный бывший хорунжий сделать, естественно, не мог. Так у него появился сначала письмоводитель, а потом целый отдел, выполняющий функции канцелярии, и который начал исправно штамповать царские указы. Одновременно были разработаны и созданы хоругви (знамёна) и прочие знаки царской власти – по крайней мере такие, как их понимал сам Пугачёв. Но бурлящему недовольством казачьему войску хватало даже самых неубедительных доказательств «царского» происхождения предводителя восстания. Первый отряд в 400 человек под новыми знамёнами выступил в поход 17 сентября 1773 года. А уже на следующий год под началом Пугачёва воевало несколько десятков тысяч человек, в числе которых были и башкиры Салавата Юлаева, и горнозаводские рабочие – положение последних было ещё хуже, чем у крепостных крестьян у помещиков.

Начало конца пугачёвской армии стала нерешительность при штурме Оренбурга. Губернатор Рейнсдорп с офицерским штабом смог значительно укрепить город, а его настойчивые призывы к центральной власти в конце концов возымели действие: против Пугачёва выступила армия под командованием А. Бибикова, нанёсшая восками восставших ряд поражений. Кроме того, сформировавшаяся вокруг предводителя восстания старшина из высокопоставленных казаков возжелала ещё теснее привязать Пугачёва к себе, женив его на молодой казачке из своего круга. Брак состоялся, «молодых» обвенчали – но в войске сразу поднялся ропот. Ибо даже малосведущие в тонкостях этикета высших сословий рядовые участники восстания были свято убеждены, что Государь, ради укрепления своего авторитета и власти, должен жениться только на зарубежной принцессе королевской крови! Но никак не на простой казачке.

Потом были временные успехи, связанные в первую очередь со смертью Бибикова и неразберихой в штабе правительственных войск. Но социальная база восставших неминуемо сокращалась, чему способствовала политика «кнута и пряника» центральной власти, когда отколовшимся от войска Пугачёва обещались (и даже иногда давались) реальные преференции. Самым же большим предательством стала выдача Пугачёва представителям Ставки царских войск его ближайшим окружением – войсковыми старшинами и атаманами Твороговым, Федулёвым и Чумаковым. Они напали на своего «государя», связали его и сдали встреченному поисковому отряду сотника Харчева. А уже тот доставил пленника в Яицкий городок.

Пугачёв в сопровождении молодого тогда ещё генерал-поручика А.В. Суворова был доставлен в Москву, где 10(21) января состоялась его казнь. Интересно, что приговор «четвертование» по отношению в Пугачёву и его главным сподвижникам был последним таким в России. Центральная власть, кроме того, заставила всю пугачёвскую родню сменить фамилию на Сычёв, родина Пугачёва, станица Зимовейская, переименована в Потёмкинскую, а река Яик – в реку Урал.

Оцените статью
Какой смысл
Добавить комментарий