Смысл фильма Одесса 2019

Смысл фильма Одесса 2019 Смысл фильма

Одесса. Перед глазами встаёт ряд ассоциаций: раскидистые платаны, рынок Привоз, своеобразный бойкий говор и бескрайнее Черное море. Колоритный город – уже сам по себе персонаж. И в фильме Валерия Тодоровского мы видим очередную грань Одессы, такой живой, такой настоящей.

О чем фильм Одесса

В семье одесситов Григория Иосифовича и Раисы Ировны Давыдовых три взрослые дочери. В августе 1970 года у родителей гостят старшая Лора из Ленинграда и младшая Мира из Минска. С Лорой приезжают муж Володя (пьющий музыкант) и дочка-подросток Женя. Мира привозит довольно бесхребетного мужа Арика. Семейство ожидает прилёта средней дочери – москвички Аллы с её мужем Борей и сыном Валерой. В жаркий летний полдень приземляется самолёт Москва — Одесса, и к Давыдовым присоединяются долгожданные гости – зять Борис (журналист-международник) и Валерик. Аллочка задерживается по рабочим делам, её ждут со дня на день. Но внезапно в городе вводят карантин: объявлена эпидемия холеры. С этого момента и начинается история.

Город озабочен нависшей угрозой, каждый из членов семьи Давыдовых по-своему переживает случившееся. У Бориса намечается командировка в Бонн, которую невозможно пропустить. Совместно с Аллой (персонаж, существующий только в телефоне) они ищут варианты их с Валерием возвращения. Лора безрезультатно борется с пьянством мужа, на почве чего вспыхивают скандалы. Мира готовит документы для выезда на ПМЖ в Израиль, что приводит в бешенство отца семейства.

На фоне разнопланового выяснения отношений, ссор и примирений Борис влюбляется в 15-летнюю соседку Ирку. Вместе с ней и сыном журналист на несколько дней переселяется в каюту теплохода, после чего собирается лететь в Москву. Сомнения, душевные терзания – наконец Борис возвращается домой, Ира остаётся в Одессе. В последних кадрах отец и мать Давыдовы едят на залитой солнцем кухне оладьи. На идише они беседуют о детях. Все по-старому. Жизнь идёт своим чередом.

Смысл фильма Одесса

Главное действующее лицо картины – холерная палочка, наводящая ужас на всех жителей и гостей города. Незримая угроза смерти, вынужденное заточение в предлагаемых обстоятельствах раскрывает каждого персонажа по-своему.

Страх толкает на необдуманные поступки: сёстры проклинают друг друга, попутно выворачивая наизнанку «грязное белье», Григорий Иосифович пьёт морскую воду с целью заражения, Раиса Ировна страдает от того, что сама же и прогнала мужа. На самом деле людей лихорадит жизнью, осознанием ее хрупкости и сиюминутности. За постоянными склоками сестёр видны подросшие обиженные дети, умоляющие о банальном понимании. Поиски родины и национального вопроса выводят каждого члена семьи из внутренней эмиграции.

Московского зятя Давыдовых метаморфозы тоже коснулись. Опьяняющая свобода, выпиваемая враз большими холодными глотками, преподносит Борису новое, неизведанное чувство. Совсем девочка, 15-летний подросток, сводит с ума взрослого мужчину (как бывает только в юности) одним своим видом на летней веранде. Ждать продолжение темы «лолиты» не приходится: Борис не переходит границы дозволенного, ограничиваясь парой поцелуев. Но отсутствие физической близости компенсируется произошедшей переменой: «живым» мужчина себя чувствует только с Ней, тоненькой, смешливой девочкой.

Летняя мальчишеская влюбленность заканчивается ничем: выбор за семьей. Неизвестно, как складываются в дальнейшем судьбы многочисленных родственников, но внутренний бунт в период августовской эпидемии не может остаться бесследным. И в памяти зрителей легкой августовской дымкой оседает мысль мудрого еврейского дедушки: ничего нельзя откладывать на завтра. Все, о чем вы мечтали, делайте сегодня – во имя сиюминутности жизни.

Смысл финала

Летние приключения Валерика заканчиваются. Выныривая в реальность (в прямом и переносном смысле), мальчик вместе с отцом возвращаются к привычной жизни в Москву. К маме, для которой события карантина тоже стали особой встряской.

На протяжении всего фильма старики-Давыдовы ругались между собой и с детьми, защищали своих дочерей от соседей и друг от друга, угрожали свести счеты с жизнью и с нежностью кормили внуков арбузом. Но вот сезон отпусков закончен – дети разлетелись по своим городам. Старый одесский дворик опустел.

Последние минуты картины пронизаны умиротворением: Григорий Иосифович перелистывает газету, Раиса Ировна заботливо подкладывает оладушки мужу. Неспешный тихий разговор на идиш о семье Аллы. «Боря и Алла отдали Валерика на немецкий. – Если бы знал идиш, не нужно учить немецкий». Война, смена политического строя, бытовые сложности закалили этих людей. И хоть эпидемия заострила их жизнелюбие, но одесская ментальность и неспешность юга расставляют все по своим местам. Все хорошо. Все так, как и должно быть.

Оцените статью
Добавить комментарий