Смысл австрийского триллера «Спокойной ночи, мамочка»

Смысл австрийского триллера «Спокойной ночи, мамочка» Смысл фильма

Неискушенному зрителю может показаться, что завораживающий, отточенный триллер «Спокойной ночи, мамочка» с холодностью и педантичностью препарирует тему детской жестокости и немотивированного насилия. Но это не так. В проекте австрийцев Вероники Франц и Северина Фиала просматривается не прямолинейный саспенс с кучей слешеров и боди-хорроров, а тонкий психологизм истории об утрате семейных ценностей. Это камерный психологический триллер, разыгранный на трех действующих лиц – мать и два 10-летних сына-близнеца.

Пролог фильма. Молодая женщина поет сыновьям колыбельную Брамса «Завтра утром, если Богу угодно, ты проснешься». Маленькие ангелочки ‒ близнецы Элиас и Лукас ‒ целуют мамочку и желают спокойной ночи. Отец из семьи ушел, им теперь придется жить по-другому.

Отправная точка сюжета. Женщина возвращается из больницы в свой богатый, леденяще изысканный и стерильный дом. После пластической операции её лицо скрыто под бинтами. Дети узнают лишь знакомые глаза той, чей благородный облик привыкли видеть с самого рождения. Но больше всего ребят настораживает необычное поведение матери: она злится, грубит, требует тишины и темноты, устанавливает странные правила поведения, не выносит присутствия животных. Когда она безжалостно заливает водой террариум с их мадагаскарскими тараканами, мальчики приходят в ужас: наша мама так бы не сделала. В детские души закрадывается сомнение в том, что это их мать, а не какая-то самозванка. Слетевшая с губ обыденная фраза ‒ с пожеланием мамочке спокойной ночи ‒ лишена искренности, она вымученная и неискренняя. Но женщина не замечает фальши. Запускается маховик механизма, который раскручивает садистский квест по определению сыновьями «подлинности» их матери.

Финальные кадры. Красивый артхаусный дом, расположенный у кукурузного поля на живописном берегу озера, охвачен пламенем пожара. Уцелевших нет, как нет и обгоревших тел. Камера выхватывает фигуру женщины в желтом платье, которая удаляется в сторону леса.

Эпилог фильма. Братья-близнецы Элиас и Лукас бегут по кукурузному полю навстречу маме. Все трое сусально улыбаются, обнимаются и выглядят абсолютно счастливыми.

По всему хронометражу авторами картины разбросаны триггеры ‒ визуализированные сюжетные якоря, которые помогают верному восприятию происходящего на экране. Их сопоставление и анализ открывают зрителю смысл фильма.

Ключевым является понимание того, что на самом деле в доме только один ребенок ‒ Элиас. Лукас живет лишь в воображении брата-близнеца. Это поясняют кадры с игрой мальчиков в прятки на природе. Когда Элиас открыл глаза, чтобы идти искать брата, то увидел лишь круги на водной глади озера.

То, что ребёнок погиб в результате несчастного случая, подтверждают действия матери. Утром она готовит только одну смену одежды и только один завтрак, не отвечает Лукасу до тех пор, пока просьбу не озвучит его брат. Она попросту не видит второго сына, который является плодом воображения Элиаса.

В жестоких сценах насилия именно Лукас олицетворяет собой обезличенное зло: он первым появляется в маске оккультного вида, инициирует пытки, подстрекает брата к тому, чтобы издеваться над женщиной без лица до тех пор, пока она не докажет, что является их матерью. Во время последней «экзаменовки мамочки на подлинность» Лукас держит в руках горящую свечу, угрожая поджечь дом с самозванкой.

Оригинальное немецкоязычное название ‒ Ich seh ich seh ‒ фильму дала одноименная детская игра «Я вижу, я вижу». В ней по описанию надо отгадать видимый ведущим объект, который скрыт от глаз игрока. Этот тест стал решающим для Элиаса и его Mutter. Она тщетно пытается донести до ребенка мысль о том, что он галлюцинирует. Он не верит, что потерял брата, не воспринимает уверений, что в гибели Лукаса нет его вины. Дело в том, что некоторое время мать шла на поводу у психически травмированного Элиаса: подыгрывала ему, прикидывалась, что оба сына в доме. После возвращения из больницы она отказалась это делать, о чем свидетельствует фраза из телефонного разговора с психоаналитиком: «…я больше не могу его обманывать».

В финале фильма Элиас предлагает матери, совершенно изуродованной и обессилевшей от издевательств, поиграть в «Я вижу, я вижу». С подростковой настойчивостью и нездоровым упорством он предлагает отгадать, что в данный момент делает Лукас (на экране показано, что тот держит возле оконного занавеса горящую свечу). Очевидно, что мать не может одержать победу в игре, ведь один сын ‒ лишь плод воображения другого. Раздосадованный Элиас выхватывает свечу из рук Лукаса, подносит к шторам – вспыхивает пожар.

Шокирующий триллер «Спокойной ночи, мамочка» (2014) снят с некоторой созерцательностью, сознательной холодностью и отстранённостью. Сделано это для того, чтобы подчеркнуть, как совершенно незаметно для себя взрослый может стать для своего ребенка никем, чужим, самым ненавидимым существом в мире. Мать не сумела понять сына и вовремя ему помочь. Результат ‒ жуткая семейная трагедия, разыгравшаяся в артхаусном доме, расположенном у кукурузного поля, недалеко от живописного озера.

Какой смысл
Добавить комментарий

  1. Leopold

    Там все не так просто. Как быть с фотографией,на которой изображены 2 одинаковые женщины.

    Ответить
escort mersin - dumanbet.club - Goldenbahis -
bet-park.net
-
Cratosslot giriş
-

Trendbet yeni giriş

- Sekabet - eskisehir escort - sultanbets.net -

Casinometropol